Письма с фронта | Коношский курьерКоношский курьер
X

12 декабря
2017  года
№ 96
(11431)
Поиск
Вход
Коношская районная
общественно-политическая газета
Зарегистрироваться через:

Письма с фронта
 16
№ 93 (11428)
Автор:
Татьяна Хрычева

В семье коношанина Александра Вьялкина бережно хранятся письма с фронта и документы прадеда Афанасия Eгоровича Вьялкина

Татьяна Хрычева

Автор фото: Татьяна Хрычева

Каким был прадед? Сведений об этом в семье Вьялкиных почти не сохранилось. Известно, что он - уроженец дер. Кузнецовской Няндомского района Архангельской области. В совокупности из трудовой и расчётных книжек можно узнать, что Афанасий Eгорович, 1900 года рождения, имел начальное образование, работал в разных сферах. Официально трудовая деятельность началась в подростковом возрасте -с15 лет. Был плотником, рабочим по ремонту железнодорожных путей, старшим дорожным мастером, заведующим складом на базе Волошки. С этой последней должности он уволился в марте 1942 года, в связи с мобилизацией в РККА. В домашнем архиве сохранились членские билеты, из которых известно, что состоял в профсоюзных организациях работников железнодорожного транспорта, рабочих леса и сплава Северных районов, а также в Обществе содействия обороне и авиационно-химическому строительству (ОСОАВИАХИМ). Фрагмент единственной Грамоты, дошедшей до наших дней, свидетельствует о добросовестном труде в одном из многочисленных лесопунктов района. Прадед - "передовой борец на фронте социалистического строительства" - удостоен почётного звания ударника второй пятилетки за перевыполнение норм.

Но самое, пожалуй, ценное, что донесло до правнуков неумолимое время - это голос самого деда, застывший навсегда в его письмах домой. Уходя на фронт, Афанасий Eгорович оставил в Коноше жену и четырёх дочек, старшей из которых исполнилось 17 лет.

"Добрый день, моё дорогое семейство: жена Александра Ивановна, Оля, Вера, мои милые Лида и Зоя. С красноармейским боевым и фронтовым приветом к вам ваш отец Афанасий Eгорович. Пишу пару слов о себе, что живу в настоящее время неважно, так как что-то нездоровится. Я уже давненько нахожусь на фронте и уже достаточно насмотрелся на фронтовую жизнь. Вы читайте газеты и слушайте радио. Об этом пишут и говорят без преувеличений. Могу одно сказать, что каждую минуту на фронте можно получить смерть. Так вот, милые дети, я на фронте буду драться с нашим врагом до последнего дыхания и защищать нашу Родину, а, в частности, и вас.

Ну, пока, до свидания, деточки, целую я вас, всего хорошего в жизни и учении.

Ваш папа Вьялкин".

И на передовой солдаты не переставали думать о своих семьях в родном краю. Заботой и тревогой за них веет от каждого письма:

"Пару слов о себе. Пока нахожусь жив и здоров на передовой линии фронта. Оля, ты пишешь, что сено поставили 10 заколин. Вы это сделали очень хорошо, так как теперь прокормите корову и свою козочку. За это у меня теперь душа в спокое".

Татьяна Хрычева

Письма с фронта, документы, грамота хранятся в семейном архиве.
Автор фото: Татьяна Хрычева

На фронте Александр Вьялкин воевал в составе 460 стрелкового полка 100 стрелковой дивизии, которая начала формироваться в Вологодском областном военкомате из призванных военными комиссариатами Вологодском, Архангельской областей и Коми АССР. После обучения и сколачивания подразделений их направили на Воронежский фронт. Жизнь красноармейца Вьялкина оборвалась осенью 1942 года в наступательной операции на юго-восточной окраине Воронежа. Этому предшествовало письмо из госпиталя:

"В настоящее время я живу очень и очень плохо. Меня сильно ранило в правую ногу и переломало осколками все кости ниже колен в нескольких местах. Ранило 9 сентября в 8 часов утра, пролежал на поле боя двое суток. На сегодня я отвоевался, а, скорее всего, навсегда, так как я буду калекой и после излечения приеду домой. В госпитале придётся пробыть долго, несколько месяцев. Адреса нет, потому что нахожусь в полевом госпитале. 10 сентября".

Обнять своих девочек и жену Александру Eгоровичу так и не пришлось, позже родные выяснили, что он умер от заражения крови. Видимо, двое суток с тяжёлым ранением в антисанитарных условиях и без медицинской помощи сделали своё чёрное дело. Когда перестали приходить весточки с фронта, супруга Александра Ивановна обратилась в Центральное бюро по персональному учёту потерь личного состава действующей армии с просьбой сообщить о судьбе мужа. Оттуда пришёл ответ, что красноармеец Вьялкин А.E., 1900 пр., был убит в бою за Социалистическую Родину 10 сентября и похоронен в дер. Чижовка Воронежской области. В военное время царила неразбериха с документами и учётом, потому и даты смерти, и место захоронения разнятся. В ответе из Центрального бюро значится, что 10 сентября он был убит, в то время, как Афанасий Eгорович был ещё в это время жив и писал письмо из госпиталя. Последний привет, полученный от фронтовика, написан его рукой 22 сентября, а в извещении о смерти, которое его жена получила позднее, указано, что убит красноармеец Вьялкин 4 сентября. Но как выяснилось значительно позднее, умер боец не в сентябре, а в октябре 1942 года в госпитале села Хренового Воронежской области, где и был похоронен. Старшая дочь, Ольга Афанасьевна, вела переписку с поисковиками средней школы села Хренового. На мемориале, что стоит на гражданском кладбище, на месте братской могилы значится имя нашего земляка под № 648.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: