На земле всегда найдётся работа | Коношский курьерКоношский курьер
X

16 июля 2019  года

№ 55 (11592)

Поиск
Вход
Коношская районная
общественно-политическая газета
Зарегистрироваться через:

На земле всегда найдётся работа
 28
№ 51 (11588)
Автор:
Алена Примак

Продолжаем цикл публикаций о старожилах -коренных жителях Коношского района, которые здесь родились, выросли, обзавелись семьями. Герои наших публикаций - простые люди, пережившие тяжёлые времена.

Саша Пестерев попал в объектив фотоаппарата Иосифа Бродского.

Деревня Норинская, в которой родился и вырос наш герой Александр Пестерев, находится в двадцати четырёх километрах от районного центра. Сейчас деревня известна благодаря Иосифу Бродскому не только в России, но и за рубежом.

Патриот малой родины Александр Пестерев.

Мама Александра - Таисия Ивановна Пестерева, тоже стала популярной, хотя библиографы Бродского называли её обыкновенной крестьянкой. Саше Пестереву, одному из немногих, посчастливилось жить с Бродским в одном доме. Тогда, конечно, он не придал этому значения. Но речь сегодня пойдёт не о биографии знаменитого на весь мир поэта и переводчика, а о человеке, который, дожив до седых волос, остался верен своей малой Родине.

Александр Пестерев родился в 1951 году. В свои 68 лет по-прежнему энергичен, оптимистичен, с неиссякаемым чувством юмора. Несмотря на морщины и седину, приобретённые с возрастом, глаза передают задор, с которым он рассказывает о своей прожитой жизни, с особой теплотой - о своей семье, приусадебном участке, подворье. Eго супруга Вера Алексеевна, присутствовавшая при разговоре, уточняла детали. Он по-доброму шутил, смеялся, смеялись и мы с ним... Весёлый, широкой души человек. Именно он задал тон нашей беседе.

Детство. Отрочество. Юность

Александр Николаевич с ностальгией вспоминает жизнь в Норинской.

- Детство было босоногое, - тяжело вздохнув, начал свой рассказ Александр Николаевич. - Рос сорванцом. Но к работе был с детства приучен. Приходилось вставать в четыре утра и до шести-восьми вечера пасти коров.

- А как же обед? - интересуемся.

- От коров не убежишь, - смеётся. - Их одних оставлять нельзя, вдруг на совхозное пастбище уйдут. Поэтому обедал прямо там, в поле. Eду брал с собой: молоко, хлеб, яйца куриные, лук зелёный (в конце июня он уже поспевал). Всё, что нарастёт в огороде, - подытожил наш собеседник.

В то время в Норинской почти в каждом дворе было по одной-две коровы, которых пас пастух, а ему помогал "подпасок" (ударение на первый слог - прим. авт.), так называли помощника пастуха. Eго назначали державшие коров жители, с каждого двора по очереди нахождения домов (т.е. по соседству). Отдельная последовательность была для тех, кто имел в хозяйстве овец. Как только очередь заканчивалась, начинали снова. И так всё лето. Юному Саше приходилось работать наравне со взрослыми деревенскими мужиками:

- По весне поля огораживали жердями, чтобы скот не заходил на совхозные поля. В то время сеяли рожь, овёс, горох, кукурузу. С кукурузой отдельная история. Первый год посадили в надежде, что на совхозных полях урожай будет. Она взошла, да с первыми заморозками замёрзла. Следующей весной опять посеяли, но уже на силос, початков не было. Считалось, что для коров полезно - больше молока давали.

Силос получали путём заквашивания измельчённой зелёной массы травянистых растений, пригодной для корма животных, иначе - "консервирования без доступа воздуха". Он обладает высокими питательными свойствами, сравним со свежескошенной травой, что очень полезно для животных.

- Бывало, когда совсем маленьким был, вместе с бабушкой пас овец. Овчарня (загон для овец, - прим. авт.) располагалась по правую руку, как едешь в Норинскую, напротив нынешнего Дома-музея Бродского. Там гумно было (отгороженное место, где в особых постройках складывали сжатую пшеницу, рожь - прим. авт.), а совсем рядом от него - пекарня. Работала там Афанасия Пестерева, у которой потом жил Бродский. Помню, тётя Настя выйдет на крыльцо и зовёт: "Саша, иди-ко, я тебе хлеба дам". Я и бегу. Она даст буханку, а хлеб тёплый, свежий, только из печи. Мы с бабушкой давай ломать да есть, да овец подкармливать. В знойную жару овцы прятались от солнца под этот сарай. В нём хранили сено, солому.

Увлечения деревенского мальчишки были просты: рыбалка, сенокос да игры на улице с местной детворой. Любили играть в футбол. Детям из соседней деревни Лычное приходилось преодолевать расстояние в два километра не только, чтобы погонять мяч, но и получать знания в местной начальной школе, которая находилась в Норинской.

- Одежды не было. Весной, когда тает снег, бежишь по проталинам, радуешься солнцу.

Летом на речку Норежку бегали. Не дай Бог штаны запачкаешь, вот от матери попадёт. Бывало всяко. Как мать наказывала, если провинюсь, - здесь он подумал и вдруг оживился. - Ремнём! Крапива по сравнению с ним - детская забава. Учился я не очень, середнячок. Не любил этого, да и некогда было. Из мужиков в семье я один был. Начальную школу окончил в Норинской, затем основное образование получил в Коноше, жил в интернате.

Домой приезжал на выходные. После окончания восьми классов работал "на дороге" (в дорожном управлении, как сейчас принято говорить) ремонтником, на участке от деревни Першинской до деревни Зелёной. Летом рубил кусты на обочинах, зимой на мостах чистил снег. Весной "закрывали" дороги, в связи с распутицей въезд и выезд в соседние населённые пункты был только по пропускам. Большегрузные машины ЗИЛ, УРАЛ, ГАЗ и трактора без особого разрешения не пропускали, дорогу огораживали шлагбаумом.

Вспоминается такой случай. Приехал тракторист без пропуска, мы его не пустили. Нет пропуска - езжай обратно или звони своему начальнику. Тот, в свою очередь, приезжал на место, подтверждал, что его работник едет по заданию, и водителя пропускали.

Семья

В 1969 году поступил в ГПТУ. Учился в Яренске Ленского района на плотника. По окончании исполнилось 18 лет. Сильно простыл - заболел пневмонией, поэтому получил отсрочку от армии.

Год работал на ВЧД слесарем, жил в общежитии.

В армию призвали в 1970-ом, служил в стройбате в г. Тихвин Ленинградской области. Вернувшись, продолжил работу на железной дороге. Уже через четыре года женился.

- Работал в Коноше на ВЧД, в Норинскую ездил часто - навещал мать, по хозяйству помогал, в деревне без этого никак. Первый раз будущую жену увидел в окно. Она тогда работала начальником почты, которая находилась напротив нашего дома, через дорогу. Познакомился. Начали встречаться. В июне поженились, а чего тянуть-то, - улыбаясь, вспоминает Александр Николаевич.

- Свадьбу играли в Норинской. Была Сашина мама Таисия Ивановна, моя мама, родственники, друзья, - вспоминает Вера Алексеевна.

Стоит отметить, что до сих пор Вера Алексеевна называет, даже в быту, своего супруга не иначе, как Саша, и ничего, что ему уже 68 лет. Он зовёт её бабушкой или с мягкой интонацией в голосе "Вера". Вместе уже более сорока лет. На свадебной фотографии жених в традиционном костюме, а невеста в элегантном платье с фатой и в длинных перчатках, что удивило, ведь в те времена наряды были в дефиците. Вера Алексеевна вспоминает, что ездила в Санкт-Петербург к сестре в гости, а заодно и за покупками к свадьбе: жениху костюм, себе платье.

Началась семейная жизнь. Осенью перешёл в совхоз "Даниловский", чтобы получить квартиру. Вначале подсобным рабочим, потом в бригаду плотников. Позже сдал на водительские права категории "В" и "С", что позволило перейти на должность тракториста. Спустя десять лет устроился работать забойщиком в Няндомскую скотобойню, которая находилась в конце деревни, в сторону Тавреньги. Работа недалеко от дома, в котором тогда жили Пестеревы. В "лихие девяностые" жене также пришлось в корне поменять профессию.

- Устроилась на ферму телят кормить, потому как в совхозе платили больше (300 - 400 рублей), - объясняет Александр Николаевич. По тем временам это большие деньги. Чтобы прокормить семью, приходилось самим "держать скотину". В хозяйстве имелись две коровы, овцы, два поросёнка, куры, собака, кошка. На столе всегда был домашний творог, масло, сметана, мясо. Сами стригли овец, чесали шерсть, пряли, заматывали в клубки нитки.

Хозяйка "обвязывала всё семейство", на каждую зиму домочадцам готовила новые носки и рукавицы.

У Александра Николаевича и Веры Алексеевны двое сыновей. Старший, Сергей, работает токарем на ПМС, младший, Алексей, - в вельской охране.

- Бог обидел, - шутит Александр Николаевич, - не дал дочку - бабушке замену. Но нам повезло: теперь на двоих три внучки и два внука.

- Что бы Вы изменили в своей жизни?

- Ничего, как есть, так и есть. Супруге большое спасибо, что она живёт со мной, дай Бог здоровья. Спасибо за сыновей, за то, что на ноги поставили, вырастили. Главное для меня сегодня, чтобы моя бабушка не болела.

Мой день

- Александр Николаевич, расскажите, как проходит Ваш день?

- Встаю в 6 утра, затопляю печь, кормлю цеплят (их у меня 11 штук), кроликов, куриц. Открываю теплицу, где растут огурцы, помидоры. Потом прихожу в дом чай пить, а в 12 часов - обед. Телевизор посмотрю, травы покошу, вечером в теплице поливаю. Зимой дрова колю... Дел много. На земле всегда найдётся работа.

- Вы живёте практически в лесу, далеко от всех. Вам не страшно зимними тёмными вечерами?

- А чего бояться? Мы привыкли. Зимой никого не видал, а вот прошлым летом лиса охотилась на курей. Слышу, Урс залаял (так зовут пса, что в переводе с английского "ursa" означает медведица). Выхожу на улицу, а из-за поленницы кто-то выглядывает. Вот те раз! Это же лиса. За курами, видать, пришла. А те умные, сразу в сарай спрятались. Вот, говорят, кура - глупая птица, ан нет, почуяли опасность и - в укрытие. Я окрикнул лису, та убежала за картофельное поле и в лес. А так чужаки к нам не заходят. Ни волков, ни медведей, сколько здесь живём, ни разу не видели. Через сетку рабицу волк не идёт - железа боится. Здесь ведь раньше ничего не было. Дом построили на пустыре. В совхозе дали землю, мы её обработали, облепиху посадили, сирень, смородину, черноплодную рябину, малину, вишню. Бабушка -розы, цветы. За сарайками картофельное поле пять соток каждый год садим. Всё, как у всех. Дети помогают, постоянно приезжают. Сергей чаще с семьёй бывает, в одном посёлке живём, а младший, Алексей, - реже. У обоих, слава Богу, семья есть, работа.

О Бродском. О Норинской

Мы не могли не спросить о Бродском. Эта страница воспоминаний Александра Николаевича нас заинтересовала, поскольку редко кому в своей жизни выпадает возможность так или иначе соприкоснуться с легендами мировой литературы. А всё началось с фразы:

- Мать Таисия Ивановна работала на ферме.

Как только он назвал имя своей мамы, сразу вспомнилась биография Бродского. Точно, всё совпадает: деревня - Норинская, фамилия, имя и отчество мамы.

- Значит, Вы - тот самый мальчишка, в семье которого проживал Бродский?

- Да, - смущённо ответил собеседник.

Начало семейной жизни Александра и Веры.

- Расскажите, как это было?

- Да, что рассказывать-то, - продолжил Александр Николаевич. -...Мать работала на ферме. Сразу в марте его к нам привели... Пришли участковый Богословский Иван, директор совхоза и уговорили маму приютить Бродского. Тогда его никто не пускал, так как он был осуждённым. А к таким людям с презрением относились в деревне. Мы же не знали, по какой статье его к нам прислали. Но потом оказалось, что за тунеядство. Был он обычным городским парнем, который писал стихи. Молодой, здоровый мужик, вроде немного рыжий, круглолицый такой, особо с людьми не общался, жил в маленькой комнате. Помню только, как выходил из своей каморки с кружкой и спрашивал: "Можно чаю попить?". Кипятка нальёт из самовара и опять в комнату. Ходил он к дяде Вите Пестереву в гости и на почту. А когда к нему приезжали, то ночевали у него в каморке или в большой комнате. Мы с мамой спали в шомныше (или "шомуше", - в некоторых деревнях так до сих пор называют небольшую огороженную перегородкой часть избы в дальнем углу, за печкой, чаще была у домов - "пятистенок". Название происходит от количества стен жилой части дома, две из которых располагались параллельно улице, три - перпендикулярно. К избе пристраивались сени и большой хозяйственный двор. Во второй половине XVIII века пятистенки возводили состоятельные крестьяне. Однако и в конце XIX столетия такие дома встречались сравнительно редко). - Жил Иосиф Бродский у нас больше двух месяцев - с марта по начало июня, а потом его позвал к себе жить Пестерев Константин Борисович. Eсли бы я тогда знал, что это будущий нобелевский лауреат, то каждую бы деталь старался запомнить. Для нас он в то время был обычным человеком. Идёшь по улице, навстречу - взрослый. Дети первыми здоровались, у нас в деревне так заведено было. А Бродский в ответ всегда здоровался. Особо с ним не разговаривал - не о чем. Интересы у нас разные, да и по возрасту... О чём мне с ним говорить?

- Правда ли, что Бродский, находясь в ссылке, школьнику Саше Пестереву помогал делать домашнее задание?

- Я этого не помню, может, мать кому-то рассказывала. Я мал тогда был, и увлечения у меня были другие: по дому, хозяйству да побегать. Можно сказать, рос на улице. А вот что фотографировал - это я хорошо помню. У нас фотография не сохранилась, она есть где-то на выставке, там я с сумкой за плечами, косой, впереди тряпицей завязано, чтобы не слетела, а то ведь больше меня. Я тогда ходил косить сено, Бродский увидел меня и сказал: "Постой, я тебя сфотографирую".

Каждое лето приезжали помогать матери в Норинскую, пока та была жива, справляться с огородом, садить картошку, овощи. А потом, когда её не стало, только летом бывали. Eжегодно надо грядки разрабатывать, а мы неделю порядки наводим - зимой, пока нас в деревне нет, кто-то "хозяйничал". Дом пришлось продать, потому как невозможно стало, да и здесь, в Коноше, полно работы на земле.

Эпилог

Александр Николаевич отправился по своим делам, а Вера Алексеевна показала фотоальбомы. Пока хозяина не было, призналась:

- Он хоть и балагур, но зла никогда никому не делывал. Eго все знают, здороваются и мужчины, и женщины. Я не знаю стольких людей, скольких он. Невозможно ведь с ним и в магазин идти. Кого-то встретит, с кем-то побеседует - это надолго. Он хороший человек, за всю жизнь нас с детьми ни разу не обидел, всегда по дому помогает.

Александр Николаевич проверил домашних животных и вернулся к нашей беседе. Вера Алексеевна продолжила:

- Раньше традиция у мужиков была, да она, может, и сейчас есть, -день получки отмечать. И так каждый месяц. Кому же это понравится. Потом я ему сказала: "Не бросишь пить, уйду". У меня к тому времени как раз отпуск приближался, взяла детей и уехала к матери в Хмельники. Приезжаю, а он мне: "Вера, а я пить бросил". Тогда ему не поверила. А ведь действительно, какое застолье - не пьёт и рюмку в руку не возьмёт. На следующий год снова приезжаю из отпуска, он мне говорит: "А я курить бросил". Здесь уж он сам решил, я даже не просила. До сих пор так: не курит, не пьёт. Своё слово держит. Душа компании, язык у него подвешен, по жизни юморист. Шутит всю жизнь, но доброжелателен.

- Вы вместе прожили большую часть своей жизни. Что пожелаете молодым семьям?

- У кого есть дети, - задумалась Вера Алексеевна, - терпения с обеих сторон и прощения, мало ли, когда что бывает, - надо уметь прощать. В семье бывают разногласия, без этого никак не прожить, а остальное всё приложится.

Александр Николаевич добавил:

- А я, как женщина скажет, - со всем согласен. Всю-то жизнь так.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: