Первая школа в Коноше | Коношский курьерКоношский курьер
X

26 мая 2020  года

№ 40 (11679)

Поиск
Вход
Коношская районная
общественно-политическая газета
Зарегистрироваться через:

Первая школа в Коноше
 65
№ 23 (11662)
Автор:
Олег Королёв

Родившаяся в 1898 году Коноша долгое время не имела своей собственной школы. Дело в том, что первое время основными жителями здесь были служащие железной дороги, для обучения детей которых на Вологодско-Архангельской линии были организованы начальные училища в Вологде, Няндоме и Исакогорке. Проезд к месту учебы и обратно для них компенсировала железная дорога.

Школу в доме купца Соболева так и не разместили.

Но со временем состав населения Коноши менялся, количество семей, не имеющих прямого отношения к железнодорожному транспорту, увеличивался, в связи с чем 18 июля 1920 года в шесть часов дня состоялось общее собрание жителей посёлка, на котором было решено ходатайствовать перед Кадниковским уездным отделом народного образования (УОНО) об открытии при посёлке Коноша начальной школы I-ой ступени. В протоколе собрания сказано, что школа очень необходима, "дети остаются совершенно неграмотными в отсутствии таковой, дом под школу свободный в посёлке найдётся".

ДЛЯ обследования необходимости открытия школы и возможности это сделать на место был направлен представитель Кадниковского УОНО Пенкин, который в своём докладе отметил, что детей школьного возраста на станции и посёлке Коноша 57 человек, не считая тех, кому исполнилось семь лет. Из этих 57 только 24 до этого учились где-то, причём это исключительно дети железнодорожников. Остальные дети возможности обучаться в школе не имели. Далее он добавляет, что "школа, близ стоящая в деревне "Верхнее", в двух верстах от станции Коноша, на текущий учебный год переполнена учащимися, а увеличить последнюю не представляется возможным за неимением помещения, и дети посёлка Коноша опять остаются за бортом школы и, как видится, ни первый уже год". Исходя из этого, он настоятельно рекомендовал УОНО "создать в посёлке Коноша школу I-ой ступени к настоящему учебному году, т. е. к 25 сентября 1920 года". Школу предлагал разместить в национализированном у купца Соболева доме (современный адрес: ул. Ломоносова, 8).

К ремонту здания и изготовлению школьного инвентаря планировалось привлечь столяра Алексея Лаврентьевича Зязина, который в то время служил на ст. Коноша рабочим, но соглашался "быть школьным работником по столярному ремеслу и на первое время со своим инструментом". Плотников и печников для ремонта здания можно было получить "нелегальным путём от начальника пути". Eщё одним плюсом размещения школы в доме купца Соболева называлось наличие рядом с домом "1/2 десятин земли, могущей служить показательным огородом", как того требовали правила организации трудовой школы. Кандидатов на должность учителя на месте проверяющий найти не смог. Ознакомившись с докладом Пенкина, президиум Кадниковского УОНО постановил с 1 сентября 1920 года открыть на ст. Коноша школу I-ой ступени, для чего сельскому комитету посёлка и Кремлёвскому волостному отделу просвещения принять решительные меры к оборудованию здания под школу. Но вопрос со зданием повис в воздухе. Дело в том, что после национализации домов, принадлежащих вельским купцам Соболеву и Попову в Коноше, они были переданы представителями НКВД не Кадниковскому уездному исполнительному комитету (далее УИК), а Вельскому, т. е. по месту проживания владельцев. На все требования Кадниковского УИК Вельский отвечал, что все здания ему очень нужны "для обслуживания не менее неотложных нужд и даже более чем предъявленные вами под школу". Не помогло и обращение в Вологду.

2 декабря 1920 года в адрес Кремлёвского волостного исполнительного комитета поступил документ от Вологодского губернского исполнительного комитета, в котором сказано, что "два дома при ст. Коноша, принадлежавшие ранее гр. Соболеву и Попову, должны остаться в распоряжении Вельского УИК. Помещение под школу занять в одном из домов, принадлежащих гражданам посёлка Коноша".

А тем временем, в Кадниковский УОНО поступило заявление от Ольги Николаевны Цветковой, только что окончившей трёхмесячные педагогические курсы при Устьянской Советской Школе II-й ступени. В своём заявлении она пишет: "Я, вследствие многосемейности своего отца, должна теперь же приискать себе место учительницы, а потому прошу УОНО зачислить меня кандидаткой на одну из свободных учительских вакансий в Кадниковском уезде, родине моего отца, где я желала бы принести посильную пользу на учительском поприще". Рассмотрев это заявление, президиум УОНО постановляет направить Цветкову О.Н. учительницей в Коношскую школу. Но и здесь возникают проблемы. Станция Коноша, где ей предстояло приступить к работе, в то время считалась прифронтовой и для того, чтобы туда попасть, необходим был пропуск, который выдавался Вологодской Губчека. Но в отделе просвещения забыли поставить печать на выданное ей предписание, в связи с чем пропуск получен не был и выезд в Коношу отложился на некоторое время.

План школы.

ПРИEЗД в Коношу учительницы заставил местные власти срочно решать вопрос со зданием под школу. Было принято решение приспособить под школу дом, ранее принадлежавший вологодскому купцу Озоль К.К. (современный адрес: пр. Октябрьский, 14). Это было одноэтажное, деревянное здание, крытое дранкой, без фундамента. Ранее в нём помещалась казённая винная лавка, закрытая из-за введения в России на период войны "сухого закона". Там же предполагалось оборудовать комнату для проживания учительницы, которой на момент приезда в Коношу было всего лишь 17 лет. Оля Цветкова родилась 6 июня 1903 года в селе Большое Угличского уезда Ярославской губернии в семье чиновника Большосельской почтово-телеграфной конторы Николая Павловича и его жены Александры Алексеевны. В 1920 году она окончила курс учения Сокольской Eдиной Трудовой Школы II-ой ступени при фабрике "Сокол" Вологодской губернии и, прослушав с 15 июня по 15 сентября 1920 года трёхмесячные педагогические курсы в селе Устье Кадниковского уезда, приступила к обязанностям школьного работника в Коноше.

С помощью родителей учащихся в школе был сделан ремонт, изготовлены парты и прочий, необходимый для обучения инвентарь. Книги и письменные принадлежности были посланы частью из УОНО, частью приобретены на средства родителей, но потребность в них была обеспечена не более, как на 25 %. Как позже отмечала в своих отчётах Ольга, население к школе относилось отзывчиво и сознательно, оказывало во всех нуждах помощь. Обучалось в школе в 1920-21 учебном году 36 человек. Но вот с членами Коношского союза молодёжи молодая учительница найти общего языка не смогла. Камнем преткновения стали спектакли, к участию в которых пытались привлечь школьного работника и её учеников представители союза молодёжи. Эти спектакли, по мнению Ольги, были совсем не подходящие для детей. Она говорила: "Один раз даже дети мне пожаловались на грубое к ним отношение членов союза". Поэтому она посоветовала 13-летним ученицам своей школы Клаве Демчук и Ане Пенюгаловой, состоявшим в Коношском союзе молодёжи, выйти оттуда и запретила им участвовать в спектаклях. Результатом этого стала заметка в вологодской газете "Красный Север" под названием "Без обеда". Вот несколько строк из этой статьи: "Преподаёт в школе учительница, не могущая терпеть драматического искусства. В феврале в народном доме при ст. Коноша местным культурно-просветительным кружком союза коммунистической молодёжи поставлен спектакль: "Не так живи, как хочется", в котором приняли участие ученицы - Демчук и Пенюгалова. Когда на следующий день девочки пришли на занятия, учительница оставила их после уроков и без обеда. Сама она культурно-просветительной работой не занимается и не считает это нужным. Детей же не пускает участвовать в спектаклях, так как считает, что их это развращает". Пришлось учительнице писать объяснение для начальства о том, что спектакли она любит и охотно их устраивает в школе с детьми. Что же касается того, что будто бы она оставила детей без обеда, то этого не было. Девочки действительно были наказаны, "но иначе, а именно они получили обед часом позже, просидев это время за уроком".

В 1921-22 учебном году школа переходит в ведение Учкультрана, т. е. становится железнодорожной. Кроме того в штат вводится ещё один школьный работник и теперь школа - двухкомплектная. После прикрепления работников школы к союзу транспортников оплата труда стала происходить по ставкам железнодорожных служащих т. е. выросла почти в два раза. Кроме того, им по дешёвой цене выдавался паёк, и каждый из них мог пользоваться бесплатным проездом по железной дороге. Но в конце 1922 года, ссылаясь на малочисленность в Коношской школе учащихся, железнодорожники подняли вопрос о её закрытии. Учеников предлагалось перевести в соседнюю железнодорожную школу на ст. Лухтонга, где имелся интернат для их проживания. Этого не произошло, школа в Коноше осталась, вернувшись в 1923 года снова в школьную сеть УОНО.

г. Вологда; МБУК "Коношский районный краеведческий музей" п. Коноша.

Продолжение читайте в следующем выпуске.

Добавить комментарий

Зарегистрироваться через: